?

Log in

No account? Create an account
nabludatell — семья — ЖЖ Below are the 2 most recent journal entries recorded in the "наблюдатель и провокатор" journal:
Апрель 3, 2017
03:50 pm

[Ссылка]

Детиэтосчастье
Как-то так сложилось, что в последние дни я вернулась к обдумыванию одной незатейливой мысли: стала ли я счастливее с появлением детей?

Ответ ужасен – нет, я была счастливее до их появления.

Мы с Андреем были свободны и мобильны. Над нами не довлел распорядок дня. Мы могли проваляться в постели до полудня, смотреть кино на компьютере, объедаться вредняшками. Мы ездили в гости, приглашали гостей, ходили в кино и в кафешки. Мы не были напряжены, на нас не лежало столько ответственности, нас не окружало столько страхов (а дети – это, прежде всего, страх и ответственность!). У нас была куча времени друг для друга. Вольготно мы жили! А еще туризм (подозреваю, что кое-кто из былых наших знакомых уверен, что я подло увлекла инструктора и опытного походника Андрея из спортивного туризма в пропасть семьи, но это не так: он совершенно сознательно отказывается от моих предложений сходить куда-нибудь в одиночку, оставив меня с детьми). А еще горнолыжные склоны, ролики летом, фестивали…

Мы были счастливы. А сейчас… Это другое. То есть счастье, безусловно, тоже присутствует: когда смотришь на эти две улыбающиеся рожицы, когда не измотан, выспан и бодр… Сейчас – это полнота жизни. Вот теперь моя жизнь полна, хотя в ней меньше места для счастья. Из нее ушло ожидание и пустота, незавершенность ушла.

Семья (не перестану сравнивать!) – это спортивный поход. Мы представляем себе солнечную теплую погоду, легкие препятствия, приятные привалы, людей, которых очень хотим видеть в команде. Умные и опытные туристы, конечно же, готовятся и к шквалистому ветру, и к проливным дождям, и к «лужам» по ступицу, и к размокшим сухарям, рассыпавшимся аптечкам, порвавшимся пологам, натертым ногам и попам, и к болящим от напряжения мышцам, и к ссорам, разладам в группе, и к срывам… Но чаще бывает, что в походах есть и то и это. И дневки, когда ловким завпитом готовится что-нибудь фееричное, вроде пирожков с «подножным кормом» (грибами, ягодами, рыбой, диким ревенем), и ласковое море после утомительного и опасного спуска, и потрясающие виды после долгого «тошнотика» (серпантинной дороги наверх), и песни под гитару. И шквалистые ветры, и поломки багажников, разрывы покрышек, заклинивание дисковых тормозов. И неуживчивые характеры. И (обязательно, иначе какой же это спортивный поход?!) экстремальные нагрузки. Это то, что потом на гусятнике вспоминается со смехом и даже непрошеной слезой. Поход – это жизнь во всей своей полноте. И семья – это полнота жизни. Просто семья – дается не на срок от 7 до 21 дня. Семья – это поход длиною в жизнь.

А жизнь (процитирую чужое изречение) – как езда на велосипеде. Если тебе тяжело – значит, ты идешь на подъем.

Зря или не зря я столько лет мечтала о семье и детях? Нет, не зря.



Фото двухлетней давности.

Tags: ,

(11 комментариев | Оставить комментарий)

Январь 27, 2009
12:54 am

[Ссылка]

обряд наших предков


       Вчера я долго не могла заснуть - всё размышляла. От тесьмы я перешла к дизайну жилищ, а там - вспомнила вдруг об одном утраченном ныне обряде, который еще совсем недавно был неотъемлемой частью жизни каждой средней семьи. Об обряде чистки ковров.
       Да, скифы мы, да, азиаты мы - к коврам у нас было совершенно восточное отношение. По коврам (или ковру) определялась в числе прочего состоятельность того или иного дома. Ковру отводилось почетное место - на полу в "зале" (так наши предки надменно величали самую большую комнату в квартире), а если еще и на стене висел ковер! Да на самой большой! Да во всю стену! А если и не в одной комнате!
       Предпочтение отдавалось импортным - ГэДээРовским коврам, но ценились и отечественные.
       Помню, как до глубины души меня (тогда еще ребенка лет девяти) потрясло художественное решение в одной из воронежских квартир, где мне однажды довелось побывать: там ковер, не поместившийся на стену, заворачивал еще и на угол. Такое угловое расположение казалось мне верхом оригинальности и смутно помню я мысли о том, что ни маме моей, ни бабушке такое смелое решение не прийдется по душе. И даже, кажется, данное самой себе обещание сделать так же "когда вырасту". Но я отвлеклась.
       К коврам относились предельно бережно. Детские шалости на ковре порицались, особенно шалости с водой и красками. Каждое пятнышко старательно замывалось, зачищалось. Над коврами трепетали. на них старались без нужды не наступать, и постоянно крутили их вокруг своей оси, чтобы, если уж вытаптывались и выгорали - то хотя бы равномерно.
       Обряд чистки ковров проходил, я подозреваю, в каждом дворе каждого города, каждую зиму, когда ложился снег. Ковер скатывали, бережно выносили из дома, а при возможности - как можно дальше от дорог и людей, на пустырь. Там его раскладывали и засыпали пушистым снегом. Затем начиналась чистка, в которой принимали участие все члены семьи - особенно дети. Ковер обметали новыми, крепкими еще, пышными вениками, обхлопывали, чтобы пыль пополам со снегом взметалась облачками вверх, лупили специальной выбивалкой, переворачивали, трясли в четыре руки. При возможности его еще водружали на специальную конструкцию типа турника, которая возвышалась опять-таки почти в каждом дворе, и там продолжалась борьба за чистоту ковра. Освеженный ковер вносили в дом. По комнатам сразу же разливалось терпкое, свежее благоухание Зимы - предвестье скорой новогодней ёлки, очередей за мандаринами и подарков в коробочках из пластмассы цвета разбавленного киселя. А на снегу, истоптанном ногами ковропочитателей, оставался сероватый прямоугольник по величине ковра.
       За ковром наступала очередь разнообразных ковриков, половиков, а в домах с "устоями" даже и дорожек. В доме моих бабушки и дедушки были еще дорожки: лиловые с синим узором, хотя сами они были людьми городскими. Этим мелким элементам уюта доставалось без особого пиитета - тем паче, что их экзекуция проходила не раз в год, а раза 3-4.
       Теперь этого нет. Снег в Москве сильно грязнее, партриархальные ковры ушли из многих домов, уступив свое место более дешевым напольным покрытиям. Куда ушли, кстати? Я ни разу не видела на помойке (а уж к этим местам я приглядываюсь пристрастно) ни одного ковра. Телевизоры гробообразные до сих пор попадаются, мебель всякая. А ковров не было и нет. Видимо, растаяли, обратились в прах под ударами ретивых выбивальщиков. Квартиры заселили тихие, шустрые и мощные пылесосы.
       Я буквально на днях отнесла к помойке слабосильный, неуклюжий, тяжелый, но удивительно стойкий "Тайфун", заменив его более толковым "шведом".
       Грязен снег, словно на нем выбивали тысячи тысяч больших и очень грязных ковров. И Новый Год уже не радует.

       А про тесьму я напишу вам завтра. Обязательно!

Tags: , ,

(19 комментариев | Оставить комментарий)

Мой сайт Разработано LiveJournal.com